300 метров до вершины



История одной смелой девушки о первом её походе в горы, восхождении на Эльбрус!

В 2015 году вышел фильм Эверест, который и стал отправной точкой моего отсчёта покорения Эльбруса. Несмотря на драматичность картины и казалось бы, трагичный сюжет, меня переполняли эмоции и выйдя из зала, я точно знала, что отправлюсь на Вершину.

Я колебалась долго, ведь подняться на Вершину это не шутки и не отдых. Это испытание себя, своих пределов и покорение собственной высоты где-то в глубине души. Помучавшись сомнениями и страхами, я приняла решение идти на комфортное восхождение с юга. Причины были просты:
Я никогда не восходила на вершину, я не профессиональный спортсмен, я сомневалась, потяну ли, а вдруг подведёт здоровье? Я понимала, что поеду одна навстречу неизвестности и к тому же, я никого не знала из группы и меня пугал тот факт, что в экстремальных ситуациях рядом не будет верного плеча друга, но живём один раз и я рискнула.

2.05.16…с замиранием сердца я сижу на скамейке у памятника Кирову напротив железнодорожного вокзала в Пятигорске… Я приехала рано, так что ждать пришлось порядка двух часов, пока не появились мои члены группы. Скажу сразу, я была приятно удивлена дружелюбием и улыбками людей, которые первый раз встретились в парке и были готовы отправиться в неизвестность на покорение вершины. Не буду вдаваться в подробности о красоте окружающей природы Кабардино-Балкарии: зелёные холмы, уже цветущие деревья и горы… от одного вида на них у меня захватило дух и сложно было оторвать взгляд. Я смотрела и думала: «Разве возможно вообще забраться на одну из них? Нет, это нереально!». В голове стали возникать картинки мужественных и суровых людей, незнающих страха и полных отваги. Я обратилась мыслями к себе и подумала: «Мда…я очень сурова и мужественна…куда я еду?».

g5akzuiys3y

На следующий день наша группа отправилась на акклиматизацию на гору Чегет высотой 3769,3 м. Идти было недалеко и я впервые примерила горные ботинки, такое ощущение что тебе привязали 2 чугунных утюга на ноги. Я стала вновь сомневаться, как в подобных вещах можно вообще идти, не то, что подниматься в гору. Сначала идти было легко, я пыталась привыкнуть к столь необычному ощущению как перепады высоты (начало немного закладывать уши) и нашему снаряжению. Погода выдалась отличной, и солнце нещадно пекло. Несмотря на крем от загара, все мы быстро превращались в помидоров. Медленно и неуклонно поднимаясь вверх, любуясь красотами и чудесной погодой, с короткими передышками, оказалось, что наша группа преодолела значительное расстояние, и мы подошли к кафе, от которого поднимались и спускались подъёмники для горнолыжников. Люди с улыбками и любопытством смотрели, как 13 человек игнорируя блага цивилизации, ползут по заснеженному склону вверх, сопя, падая и кряхтя. Приближаясь к вершине, мы уже скинули с себя куртки и столкнулись с первыми трудностями. Идти по заснеженному склону, который отличается от протоптанной тропинки оказалось не так легко. Дело в том, что у меня страх высоты, причём он очень сильный. Будучи обладателем такой фобии, я хотела еще, и преодолеть её, участвуя в этом мероприятии. Хочу сказать, что идя вверх, я совершенно не думала о высоте, о том, что могу соскользнуть и упасть. После непродолжительного отдыха мы вновь отправляемся в путь, на этот раз вниз. Спускаться было легче, к тому же нас повели «сокращённой тропой», что означает — там вообще нет тропы, это было страшновато, и скажу честно, пару раз сердце у меня замирало, когда ботинок соскальзывал. Но мы благополучно спустились и стали готовиться ко второму дню.

ubo83b4dz58
На следующий день снова акклиматизация-водопад «Девичьи косы» и Обсерватория. Погода стала существенно портиться, и над нашими головами небо за считанные минуты стало затягиваться тучами. В этот день я впервые столкнулась со всей палитрой природных осадков в начале мая. Путь до водопада был несложным, и тропа оказалась широкой и удобной. Мы спокойно преодолели расстояние до Девичьих кос, пока не стал капать дождь. Из безобидного моросящего, он в считанные минуты усилился и вынудил нас достать дождевики (ещё один момент-дождевик, плащ вам точно пригодится, если погода испортиться). Мы поворачиваем к склону и впереди слышен грохот падающей воды. Справа гора, слева обрыв. Узкая, еле заметная нить, которую сложно назвать тропой вела к водопаду, и тут-то я и испугалась. На меня накатил ужас… обрыв… держаться не за что, дождь плавно сменяется снегом, и вместе они дружно лупят нашу группу, в голове сразу возникают картинки с падением. Я сильнее стискиваю палки в руках, которые взмокли не столько от дождя, сколько от страха и молю: «Если упаду, пусть сразу мгновенно…я не хочу мучиться!» И продолжаю дальше свой путь. Перед нашим взором предстал красивый водопад, стремительно несущийся через склоны, проведя там какое то время, мы снова трогаемся в путь, и на этот раз дорога ведёт к обсерватории. Дождь со снегом сменился градом и снова снегом. Всё вокруг было окутано белой мглой и наша группа, повесив головы, шаг за шагом ползла как черепаха вверх по склону. Я мало, что помню из дороги к обсерватории. В лицо бил снег с градом и маска запотела. Я пожалела, что не взяла балаклаву, видимость нулевая, впереди лишь видны ноги моего товарища по несчастью, шея болит от долгого пребывания в согнутом состоянии (впоследствии она ещё долго болела на Эльбрусе, где первые дни была похожая погода и даже хуже, но со временем это исчезло). Так мы шли какое-то время и тут наш инструктор говорит: «Всё, поворачиваем обратно.» Мы молча смотрим на вершину, где находится обсерватория и кто-то разочарованно, а кто-то с облегчением выдыхает.

skwurnyprkc
На следующий день мы отправились на Эльбрус. Благополучно добрались до нашего приюта и тут-то все и удивились, увидев перед собой достаточно хлипкое сооружение по сравнению с вагончиками вокруг. Какое-то строение из досок, пластиковых окон, причём залитые пеной, и вечно заедающей дверью. Отопления не было (я лежала в спальнике и сверху накидывала куртку и тёплую вязаную кофту, а в особо холодные ночи с головой заползала внутрь и сворачивалась в кокон, как гусеница), электричество включалось лишь на 2-3 часа вечером(но зарядить фото и телефоны вполне реально). За окном бушевала метель, ветрище, снег, холод. А потом пришла она…горная болезнь. Мы будто по команде все стали доставать таблетки и обмениваться ими. Голова начала болеть, кого то тошнить. Кто-то лёг пластом и не мог подняться. В результате трое из команды покинули нашу группу. Жутко клонило в сон, но от него становилось лишь хуже, мы напоминали не группу на восхождение, а военный госпиталь. Наш инструктор принял решение подняться хотя бы на 200м вверх, чтобы облегчить наши страдания. Мы тут же оделись и превозмогая боль двинулись навстречу ветру, снегу, холоду вверх по склону. Мы просто шли и шли. В этот момент ты ничего не понимаешь, считаешь шаги, гасишь боль в голове, не обращаешь внимания на погодные условия. Просто зомби. Я затрудняюсь ответить, сколько мы так шли, но когда повернули назад, то войдя в нашу чудо-хижину я обнаружила, что вся заледенела и не только одежда, но и палки. Нам немного полегчало, а если кому нет, то на следующий день болезнь отступила.

Погода была такой же ужасной и 5-го числа, но у нас акклиматизационный выход на высоту 5000м. Мы выдвинулись и снова столкнулись с холодом, снегом и почти нулевой видимостью. У меня не было страха, новость, что мы идём на 5000 я приняла спокойно и мужественно. Начали подниматься по склону, я смотрю лишь в ноги впереди идущего, шаг в шаг ступаю за ним, просто иду и про себя говорю: «Иди, иди. Ты сможешь, просто иди. У тебя нет выбора (хотя, конечно он был)». Казалось, мы шли вечность…шея болела нещадно, пальцы на ногах то замерзали, то наоборот начинали гореть, лёгкая головная боль. Каждый раз, отрываясь от ног впередиидущего, чтобы посмотреть сколько осталось, я понимала, что скорость нашего движения просто смехотворна по сравнению с расстоянием, которые мы должны преодолеть. Мне казалось, будто мы вообще не движемся и более того, поднимая голову, я понимала, что теряю концентрацию и сбиваю дыхание. В конце концов, мы достигаем Скал Пастухова и на этом наша акклиматизация заканчивается. Я не сразу поняла, что уже всё, наверное, минуты 3 стояла, пока не увидела, что все рассаживаются и устраиваются с облегчением на отдых. Спуск обратно оказался проще и сопровождался многочисленными падениями. Идёшь спокойно и раз нога за ногу, и ты уже валяешься, меня поднимали из снега чьи то крепкие товарищеские руки и единственное, что я могла сказать: «Спасибо!» и снова продолжить путь. Именно на Эльбрусе я поразилась добросердечности и отзывчивости людей. Такой взаимопомощи и поддержки, а также дружелюбия я нигде не встречала.

diag1xreceu
На следующий день погода улучшилась, и мы впервые увидели солнце на небе. У нас появился проблеск надежды, что восхождение удастся. Дружно вооружившись фотоаппаратами, мы стали щёлкать открывшиеся две вершины великолепного и гордого Эльбруса. Каждый день просыпаясь, я выходила наружу и просто смотрела, пытаясь осознать, что я тут, на высоте 4100, стою и любуюсь всей этой красотой. Разве могла я когда-нибудь себе представить, что окажусь в подобном месте. В этот момент ты понимаешь, чтобы не случилось и каков бы не был итог-оно того стоит. Именно такие моменты и наполняют твою жизнь и позже, просматривая фото, внутри тебя всё наполняется теплом и радостью «Да, я там была и да, я смогла всё это пережить».

d1dwmnauw_i
9 мая 2016 подъём в час ночи. Перед Восхождением спать вообще не хотелось, весь вечер пыталась заснуть, но безуспешно, сказывалось волнение перед грядущим событием. Поэтому, когда включили свет, мы как по команде стали выпрыгивать из спальников и уже в три были готовы отправиться в путь. Я понимала, что я не профессиональный спортсмен, обычная девушка и будет сложно, очень. Поэтому я успокаивала себя мыслью, что всё закончится и через это надо пройти, вложив все силы, и как бы трудно не пришлось, просто сделать это. Нас закинули на Скалы Пастухова. Всё вокруг было окутано тьмой, и только налобный фонарик освещал следы впередиидущего товарища. Шаг за шагом мы неуклонно ползли вверх. По началу усталости не было, сильно замёрзли ноги( четыре пары носков не помогли), пришлось игнорировать этот сигнал и продолжать концентрироваться на дыхании. Когда стало светать, нашему взору открылась такая панорама, что захватывает дух. Будучи на высоте 4000 м мне не казался Эльбрус таким уж высоким, как я ошибалась. Теперь-то с высоты почти 5000 м я видела насколько низки окружающие горы по сравнению с ним. Вместе с рассветом пришёл и страх высоты, пару раз моё равновесие подводило меня, и начинался приступ паники. Я поворачивалась назад и понимала, упади я сейчас, то, скорее всего, мне конец. Не пугал факт смерти, было страшно, что я поломаю себе что-нибудь и в таком состоянии буду лежать. Поэтому я крепче вцепилась в ледоруб и старалась гнать от себя эти мысли. На первом привале у сломанного ратрака мы впервые увидели косую полку и оценили то расстояние, которое ещё предстоит пройти. Гора казалась бесконечной. Недолго отдохнув, наша группа снова двинулась в путь, который показался мне вечностью. Чем выше поднимаешься, тем меньше кислорода в воздухе, идти становится тяжелее, ноги наливаются свинцом и в ушах звенит. Медленно переставляя в разы потяжелевшие ботинки, мы двигались к нашей цели. Я стала всё чаще поднимать голову, чтобы понять, сколько ещё идти, но казалось, будто мы и вовсе не движемся, а до цели ещё так далеко. Взойдя на косую полку, мы приободрились, я сразу вспомнила, как выглядит она, когда рассматривала Эльбрус у нашей хижины. Стало быть, мы близки (хотя на самом деле это ещё лишь полпути), но по сравнению с расстоянием, что мы преодолели, это было радостно осознавать, как высоко мы уже добрались. Дойдя до места, где полка поворачивает и огибает гору стали происходить странные вещи. Да было тяжело идти, ноги болели, голова гудела, дышать стало труднее, но появилось что-то ещё. Я не сразу поняла в чём дело, в какой-то момент, моё сознание просто потухло, я склонилась над ледорубом и стала тяжело дышать. Не от усталости, а в моей голове что-то поломалось. Я не хотела привлекать к себе внимание и потому молча продолжала путь. Каждый раз, когда на меня накатывала эта волна тьмы, я стискивала зубы и сквозь силу поднимала голову. Я орала себе в этот момент: «Давай! Иди, неважно! Не смей тут падать!». Такое ощущение, будто ты медленно погружаешься в болото и попытка из него вырваться, равносильна попытке птицы, угодившей в нефтяную лужу на воде, освободиться и взлететь. Мои спутники заметили, что что-то не так, так как симптомы моей горной болезни отличались от их. Это не было головной болью, тошнотой и головокружением, такие вещи я бы смогла терпеть. Инструктор это тоже заметил, и его это слегка напугало, так как место для такого состояния не самое удачное, с одной стороны гора, с другой пропасть. А до седловины ещё идти и идти. Он попытался делать привалы через несколько минут, но я понимала, если остановлюсь, то точно отключусь. Всё, что оставалось мне делать это идти дальше, и я просто кричала: «Иди, я терплю! Не останавливайся, от этого только хуже!». Я не помню, как я добралась до седловины. Дойдя туда, ноги подкосились и мозг отключился. Я не понимала, что мне говорят и сама слышала свой голос будто из далека. Координация была нарушена полностью, такое ощущение, что ты уже не ты.Как оказалось это была самая жуткая стадия горной болезни-начался оттёк мозга. Конечно, товарищи стали отпаивать меня чаем и таблетками. Я не могла просить подождать или подвести группу, лишив их возможности исполнить свою мечту. Я сидела между двумя пиками Эльбруса и пребывала в странном состоянии: с одной стороны-очень жаль, что я не поднялась. С другой стороны-это глупо сидеть и страдать по тому, что нельзя изменить. Я смотрела на мои последние 300м до вершины и насколько позволял мне отказывающий мозг, ещё раз оглядела окружающие меня горные пики Эльбруса, дала себе обещание непременно вернуться. Нет, не покорить Его и зайти на Вершину во чтобы то ни стало, а чтобы снова испытать себя. До сих пор, вспоминая мою борьбу с горной болезнью, я себе поражаюсь, в домашних условиях я бы и шагу не прошла. Так почему здесь, я смогла переступить через себя и выбрала не собственное благополучие, а успех группы? Что такого происходить в горах с людьми, что они вместо привычного холодного и даже агрессивного поведения в улье городов становятся лучше?

ktxqslwfmb4
Обратный путь я прошла сама, но до скал Пастухова мы двигались в связке. Когда я снова вступила на косую полку, то пропасть стала меня неумолимо тянуть вниз и звать в свои уютные объятия…трупосборника. Я покачнулась раз в сторону обрыва, два, три и поняла, что ещё раз и абсолютно точно улечу. Мозг полностью отключился. На высоте 5000 мне стало уже полегче, и координация постепенно приходила в норму. По пути нам встретились такие же сотоварищи по несчастью, жертвы горной болезни. Сейчас сидя дома, я поражаюсь, как в таком состоянии я самостоятельно спустилась вниз. Оказывается, я ничего не знаю о своих возможностях и их пределе. Именно на спуске пришло осознание, как высоко мы забрались и какой путь проделали.

Это приключение бесценно. Оно научило меня очень многим важным вещам и показало, что я могу больше, чем думала, открыло во мне любовь к горам и подарило ощущение абсолютного счастья. Я увидела самые чистые и самые сильные стороны человеческой натуры. Да, теперь я понимаю, что Эльбрус покорил меня и фраза «Сюда возвращаются» актуальна. Именно это я и собираюсь сделать!

Поделиться: